Пятница, Октябрь 20, 2017
Главная > Актуально > Речь пойдет о местечке, которое до 1964 года входило в состав Чаусского района

Речь пойдет о местечке, которое до 1964 года входило в состав Чаусского района

Свято-Успенская церковь в агрогородке Сухари

Сухари – один из самых старинных населённых пунктов Могилёвщины (первое упоминание в исторических источниках относится к 1560 году). В 1569 году король Речи Посполитой Сигизмунд-Август подарил «местность  в Сухаревичах при реке Басе» Павлу Киркору. В 17 веке эта территория принадлежала Могилёвской королевской экономии. После разделов Речи Посполитой и вхождения в состав  Российской империи согласно генеральному межеванию Могилевской губернии в 1784 году Сухари были записаны в состав Чаусского уезда. В это время здесь проживало 730 человек, из которых православных – 393 и евреев – 337. В конце 18 века – первой половине19 века Сухарями владели разные хозяева. В 1856 году их получила  дворянка Мария Феликсовна Листовская, передавшая владение по наследству. В 1891 году в Сухарях была построена Успенская церковь, которая функционирует до сих пор, и была одним из немногих храмов, действовавших в послевоенное время. Сюда на богослужение приезжали православные верующие со всего Чаусского района. Храм является памятником   эклектической архитектуры с элементами псевдовизантийского стиля.
В начале 20 века  Сухари поделились на две части. В одной – местечке – проживали евреи, занимавшиеся ремеслом. Другая часть имела статус села. Жили в нем белорусы, главными занятиями которых были земледелие и животноводство. Здесь было 113 дворов с населением 924 человека. В местечке проживало 517 человек и насчитывалось 64 двора, через его территорию проходил Могилевско-Мстиславский тракт. Одна из главных улиц называлась Чаусская. В местечке находилась мещанская управа, почтовая станция, двухэтажная деревянная синагога, школа и квартира урядника. Ежегодно 15 августа в Сухарях проходил небольшой  «торжок». Работали водяная мельница, круподёрный завод, хлебопекарня, шерстопрядильня. Была своя больница.
По воспоминаниям Исаака Моисеевича Дудкина (1919 г.р.), который родился в Сухарях и провел там детство, евреи местечка были в основном ремесленниками, как их называли белорусы – «самотужниками». Это были портные, сапожники, столяры. Так, кузнецами были Янкель Данилович, Велька Дворкин и Моисей Дудкин, кровельщиком Хаим-Хайкл Литин, портнихой – Сара-Лея Кацман. Зелик Эстулин работал в лавке, продавал свежевыпеченный хлеб и другие товары. Проживало большинство евреев на улице Чаусской. После революции в Сухарях был организован колхоз «Коммунистический манифест», первым председателем

Николай Дмитриевич Валюженич у монумента

которого стал рабочий лентоткацкой фабрики двадцатипятитысячник  Хача  Аранзон.
Может быть Сухари так и оставались бы ничем особо не примечательным местечком, одним из многих в Беларуси, где много десятилетий мирно соседствовали евреи и белорусы. Трудились, растили детей, дружили, помогали друг другу, думали о будущем…
Великая Отечественная война перепахала судьбы людей, принесла горе и трагедии. Одна из них произошла в Сухарях. В память о страшных событиях февраля 1942 года местные жители и родственники погибших  поставили в 2013 году памятный знак в деревне, у дороги на Могилев. Однако все случилось не там, где установлена гранитная стела с фамилиями и именами жертв фашизма. В двух километрах от местечка, в урочище «Липки», в ночь с 22 на 23 февраля 1942 года было расстреляно 84 человека, все они были евреями.
Когда мы поинтересовались у местных жителей, как найти место расправы, все единодушно указали на Николая Дмитриевича Валюженича, который много сил посвятил изучению истории Сухарей и событий Великой Отечественной войны. Ранее он работал главным агрономом, затем секретарем партийной организации в Сухаревском сельсовете, потом председателем сельского совета, на данный момент Николай Дмитриевич – социальный педагог в местном УПК. Нам удалось с ним встретиться  и побеседовать. Оказалось, что 25 лет назад, когда отмечалось 45-летие освобождения БССР, возникла идея составить летопись деревни. Николай Дмитриевич изучал исторические документы в областном архиве, сведения из фондов библиотек, опрашивал оставшихся в живых свидетелей и участников событий Великой Отечественной войны, восстанавливал по крупицам картину довоенной жизни населения Сухарей. Неоценимую помощь в получении нужной информации оказал Александр Лазаревич Литин. Большой интерес и историческую ценность представляют рассказы Федора Ивановича Зубрицкого (1928г.р.), Николая Ивановича Малиновского (1934г.р.), Ивана Кузьмича Гавриловича (1934 г.р.). По их воспоминаниям, ещё в 1941 году осенью в Сухарях немцы расстреляли молодых мужчин-евреев в окопах, вырытых  советскими войсками во время оборонительных боёв. Таким образом, из еврейского населения в местечке оставались женщины, старики и дети. До февраля 1942 года их не трогали. В большом доме, где раньше жили евреи, размещалась полицейская управа, в синагоге – оружейный склад. Где жили немецкие связисты, которые находились  в деревне, неизвестно.
По воспоминаниям свидетелей, ночью  с 22 на 23 февраля 1942 года полицейские и немцы приказали еврейским семьям собираться для переезда, куда – не уточняли. Наготове стояло 13 подвод, мобилизованных у местных жителей. Евреев сгоняли с Чаусской, Заречной и других улиц к комендатуре. Стариков и детей поместили на подводы, часть людей шла пешком. Было очень холодно. Все плакали и кричали. Колонна направилась через мелкий ручей в сторону Ходнево, вдоль дороги стояли женщины. учительница Дора Моисеевна Соловьёва просила их спасти её дочь: маленькая девочка была светловолосой, не походила на еврейку.

Памятник жертвам нацизма

Женщина по фамилии Краснобаева взяла ребёнка на руки и хотела бежать, но полицай вы-хватил дитя и бросил на подводу. Когда добрались до урочища «Липки», хозяев подвод отправили назад в деревню. Рахиль Мереминская, которая была влюблена в Савелия Суденкова, прощаясь, бросила ему свою  шаль со словами: «на память обо мне».
На поляне виднелась большая яма, выкопанная заранее. Людям приказали снимать одежду. Расстреливали их полицейские, немцы только наблюдали. Особенно лютовали  Борис и Степан Рыбаковы. После войны Бориса нашли в Магадане и судили как военного преступника. Среди погибших был кузнец из деревни Хорошки. Мужчина был крепкий. После нескольких выстрелов в него он стоял перед палачами и говорил, что может научить их стрелять. Тогда полицейский Клубеньков подошел и выстрелил из нагана  в упор. Впоследствии Клубенькова приговорили к 25 годам заключения. После отбытия срока он жил на Кубани. Когда происходила расправа, полицейские мало стреляли в детей, а бросали их в яму с убитыми. После того как все было кончено, убийцы прикрыли трупы одеждой  похуже, а лучшие вещи забрали себе. Закапывали могилу местные жители.
После общего расстрела в живых остался только 15-летний Мота – сын лавочника Зелика Эстулина, которому удалось спрятаться за печкой в доме. Но его нашли и расстреляли возле колодца, в который сбросили тело. В  ту страшную ночь было убито 84 человека. В последующие дни была сильная метель. Когда несколько  местных жителей потом ходили в Липки на место расстрела, они увидели небольшую насыпь, похожую на курган, занесенную снегом. Дома убитых стояли пустыми. В 1943 году партизаны разгромили полицейскую управу в местечке, тогда и сгорело несколько домов, в остальные заселились семьи местных жителей, оставшихся во время войны без крова.
26 июня 1944 года войска 199-й и 290-й стрелковых дивизий 49-й армии  Второго белорусского фронта освободили Сухари от немецко-фашистских захватчиков. Была создана Областная чрезвычайная комиссия по расследованию злодеяний фашизма на оккупированной территории. По факту массового расстрела еврейского населения местечка Сухари было установлено, что среди погибших было 34 женщины и 14 детей. Документы  расследования находились в областном архиве. Место коллективной могилы не было каким-либо образом обозначено. Раньше в урочище «Липки» росли деревья, орешник, малинник, было много ягод. После проведенной мелиорации – поле площадью 24 гектара.
В 1989 году Николаем Дмитриевичем Валюженичем совместно с учащимися Сухаревской школы  была предпринята попытка  обнаружить точное местонахождение  захоронения, однако она не увенчалась успехом. Тогда насыпали курган и установили валун на том месте, которое указало большинство свидетелей. К камню прикрепили белую мраморную плиту с надписью «Вечная память семьям евреев, расстрелянным фашистами в 1941-42 годах».  В 2013 году родственники погибших собрали средства на установку памятного знака непосредственно в деревне Сухари. Благодаря сохранившемуся заключению Областной чрезвычайной комиссии и содействию работников архива могилев-ской инициативы «Уроки Холокоста» удалось установить имена 66 из 84 погибших. Дысины, Литины, Шапиро, Даниловичи, Кацманы, Шалыто, Ионины…Фашисты уничтожили целые семьи. Представители старшего поколения наверняка вспомнят, что и в Чаусах были жители с такими фамилиями. Может быть однофамильцы, а, возможно, родственники погибших в Сухарях.
В 2014 году, благодаря усилиям Белорусской еврей-ской общины и пожертвованиям семей Джейслер и Клеттер из США и Симона Лазаруса из Великобритании, там, где находился курган с валуном, был установлен мемориальный знак, с посвящением «жертвам нацизма» и надписью на трёх языках: белорусском, английском и иврите.
Наталья ШКРЕДОВА
Фото Андрея САЗОНОВА

Парламенты Беларуси и Азербайджана могут внести значительный вклад в развитие двусторонних отношений

Парламенты Беларуси и Азербайджана могут внести значительный вклад в развитие двусторонних отношений. Об этом Президент Беларуси Александр Лукашенко заявил 13 октября на встреч...

Погода в Чаусах




Архив публикаций



Полезные ссылки