Воскресенье, Июнь 25, 2017
Главная > Официально > СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Когда и один в поле воин

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Когда и один в поле воин

Шестьдесят лет назад в Минске, только-только восставшем из руин, появилась улица Феодосия Смолячкова. Есть она и сейчас: начинается от ул. Козлова (примерно напротив кинотеатра «Мир») и идет параллельно ул. Золотая Горка до Краснозвездного переулка. На доме № 1 установлена бронзовая мемориальная доска, которая сообщает прохожим о том, кто такой Феодосий Артемьевич Смолячков: снайпер, уничтоживший в боях под Ленинградом 125 (!) гитлеровцев, Герой Советского Союза.

Это если коротко. Но недолгая и славная жизнь белорусского паренька, ставшего грозой солдат вермахта, заслуживает того, чтобы о ней вспомнить и рассказать более подробно. Родился Феодосий Смолячков на Могилевщине, в деревне Подгорье под Быховом, 12 июля 1923 г. На родине закончил 6 классов, уехал в Ленинград (где ранее обосновался его старший брат Василий), поступил в школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), выучился на каменщика. Отучившись, пошел работать на стройку там же, в городе на Неве.

Впрочем, была в биографии юноши еще одна страница, сыгравшая в его дальнейшей судьбе важнейшую роль. Живя в Подгорье, он рано стал помогать по работе отцу (крестьянские дети вообще сызмала приобщались к труду) – пас с ним скот и заодно ходил на охоту на волков, частенько беспокоивших колхозные стада и частный скот. А это значит, рано познакомился с оружием, привык обращаться с ним, научился метко стрелять.

Работая на ленинградских стройках, юноша успел по собственной инициативе окончить снайперскую школу при Осовиахиме (за этой аббревиатурой стояло общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству, существовавшее в 1927–1948 гг., предшественник ДОСААФ). Проучился три месяца: освоил теорию, упражнялся в сверхметкой стрельбе. Результат? Судите сами – на состязаниях при выпуске Смолячков показал стопроцентный результат – 50 очков из 50. Сверх того прошел еще одно испытание: на расстоянии в 100 м укрепили винтовочный шомпол (это все равно что целиться в муху или хрестоматийный глаз белки), выстрел – и тонкий стержень разлетелся надвое.

Надо сказать, что в СССР, который до войны рассматривал себя в качестве осажденной крепости в окружении капиталистических держав, всячески поощрялась оборонно-массовая работа, в том числе и умение метко стрелять. Достаточно сказать, что знаком «Ворошиловский стрелок» тогда были награждены от 6 до 9 млн человек (одним из них был и Феодосий Смолячков). Тем удивительнее, что их опыт и мастерство были впервые массово и сверх всякой меры применены вовсе не в Красной Армии. Примерно в то же время, когда наш земляк «становился на крыло» в профессиональном и ратном смысле, совсем рядом с Ленинградом разразился военный конфликт. Речь о Зимней войне 1939–1940 гг. между СССР и Финляндией. Действуя в хорошо знакомой лесисто-болотистой местности, успешно маскируясь, финские снайперы наносили советским войскам весьма серьезные потери. Доходило до того, что нередко небольшие группы сверхметких стрелков неприятеля своими действиями буквально парализовали действия частей РККА. Например, легендарный стрелок (кстати, тоже крестьянский сын, в юности любитель поохотиться, позже окончивший курс в снайперской школе Шюцкора) Симо Хяюхя за три месяца боев убил из снайперской винтовки около полутысячи советских солдат. Убил бы, наверное больше, но за неделю до окончания конфликта поймал разрывную пулю лицом и едва выжил сам (потом жил долго и умер совсем недавно – в 2002 г., в возрасте 96 лет).

Против финнов действовали в основном войска Ленинградского военного округа. Так что о происходившем на совсем близком фронте от северных окраин города даже гражданские ленинградцы не могли не знать. Наверняка обсуждали. Наверняка не прошли эти разговоры и мимо Смолячкова. Такое запоминается надолго.

А 22 июня 1941 г. началась уже война с Германией (Финляндия вступила в войну против СССР 29 июня). 8 сентября того же года войска этих двух государств окружили Ленинград и, не сумев с ходу взять гигантский город, начали его блокаду.

Что касается Смолячкова, то хроника его жизни с началом войны такова: 23 июня он пришел в военкомат с просьбой отправить на фронт. Отказали. Причина отказа – молод, не исполнилось 18 лет. Роста Феодосий был совсем небольшого, худ, что еще больше усиливало впечатление незрелости. Позже все-таки зачислили добровольцем в 13-ю дивизию народного ополчения и определили… кашеваром. Это его-то, который со ста метров легко в шомпол попадает! Обидно было до слез. Позже попал в разведку, ходил за «языками». В один из дней Смолячкову довелось принять участие в очередной такой операции. Случилось так, что группу бойцов, в которую входил Феодосий, обнаружили немцы. Пришлось бы им туго, но ситуацию спас именно бывший кашевар – из укрытия он застрелил нескольких врагов. Разведчики благополучно вернулись к своим. После этого меткому стрелку решено-таки было выдать винтовку с оптическим прицелом, и он впервые вышел на передовую в районе Пулкова «на охоту» в качестве снайпера. Немцы подошли к здешним высотам еще 13 сентября, и до 23 сентября в районе шли упорные бои (затем линия фронта стабилизировалась и простояла неподвижно аж до января 1944 г.). Позиционная война (как и бои в городских условиях) – родная стихия для снайперов.

Первый выход Смолячкова-снайпера в конце октября оказался безрезультатным – вражеские траншеи будто вымерли. Зато на следующий день он занял заранее выбранную и подготовленную позицию. И не один, а с напарником Николаем Шушиным (отныне он будет поступать только так: во-первых, безопаснее – один стреляет, другой прикрывает; во-вторых, напарник учится у номера первого приемам меткой стрельбы). На этот раз, дважды выстрелив, Феодосий ликвидировал двух гитлеровцев. С тех пор почти не проходило дня, чтобы он не пополнил личный список уничтоженных врагов. Напомним, что всего за два с половиной месяца он застрелил 125 солдат и офицеров вермахта, истратив всего 126 (!) патронов. «Пулковские» немцы, неся такие потери, догадались, что против них действует снайпер-ас, и решили, что от такого противника следует немедленно избавиться. Пытались не раз накрыть артиллерией, но ничего не получалось. И все повторялось вновь: потеря бдительности кем-то из обитателей окопов на стороне осаждавших – выстрел – труп… Тогда на театр военных действий под Ленинградом прибыл известный германский мастер сверхточного выстрела опытнейший Георг Минке, винтовка которого была оснащена знаменитой цейсовской оптикой. Не пригодилась. Наш земляк убил и его. Снайпер, как сапер, ошибается лишь однажды.

Сам же Феодосий погиб 15 января 1942 г. В тот день он «охотился» на пару с Михаилом Столяровым. Поначалу все складывалось для них удачно: застрелили шестерых (четверых – Смолячков). Но и немцы не дремали – открыли по тому месту, где лежали советские снайперы, ураганный огонь. Бойцы решили поменять позицию, но когда делали это, прилетела пуля-дура для Смолячкова…

Потеря для однополчан, для фронта, для всего Ленинграда была велика. Снайпер – «товар» штучный. Он невидим, но сам видит все. От его зоркого взгляда не укроется ни одна мелочь, он – это человек без нервов, который обладает стопроцентной выдержкой, не переживает, не волнуется ни при каких обстоятельствах, мастерски маскируется, хладнокровно прицеливаясь, бьет наверняка. Берегись тот, кого он поймал своей оптикой! Снайпер, если хотите – это идеальный солдат. Таким идеальным солдатом и был Феодосий Смолячков, не только в одиночку уничтоживший без малого две роты вражеских солдат, истратив при этом минимум боеприпасов, но и воспитавший целую плеяду (несколько десятков) снайперов. Только под Ленинградом его ученики и последователи истребили более 5 тыс. врагов.

Зародившееся в ходе оборонительных позиционных боев за город на Неве, возникшее стихийно, без приказа сверху, массовое снайперское движение стало своеобразным памятником Феодосию Смолячкову. Оно ширилось и на других фронтах Великой Отечественной войны. Винтовки иных красноармейцев, мастеров точного выстрела запросто можно причислить к своего рода оружию массового поражения. Судите сами: лучший советский снайпер, таежный охотник из Красноярского края старшина 4-й стрелковой дивизии 12-й армии Михаил Сурков уничтожил 702 нациста; лейтенант, командир снайперского взвода 290-го стрелкового полка 95-й гвардейской стрелковой дивизии Владимир Салбиев – 601; его коллега по воинской специальности старшина 159-й дивизии 43-й армии Василий Квачантирадзе – 534; помощник начштаба 1122-го стрелкового полка 334-й стрелковой дивизии 4-й ударной армии старшина 15-й гвардейской стрелковой дивизии 57-й армии Николай Ильин – 497. Список этот длинен. Лишь первая десятка лучших советских снайперов уничтожила (только по подтвержденным данным) 4.200 германских солдат и офицеров. У немцев такого не было и в помине. Конечно же, в нацистской Германии были свои школы по подготовке снайперов, однако столь широкого распространения движение сверхметких стрелков там не получило, потому-то свою малую войну они нашим проиграли.

К середине 1942 г. советские снайперы активно работали на всех фронтах, они развязали против солдат врага воистину «снайперский террор», моральное давление которого переоценить невозможно. Вражеских солдат красноармейцы-снайперы отстреливали едва ли не ежеминутно. Финский урок пошел впрок и был хорошо усвоен. Об «экономической» эффективности снайперов красноречиво свидетельствует все тот же опыт Второй мировой войны: если в среднем на одного уничтоженного противника приходилось расходовать до 25 тыс. патронов, то снайперы на те же цели тратили менее двух.

Тот же Феодосий Смолячков истратил (по сегодняшним меркам) на своих 125 «крестников» всего-то четыре автоматных магазина плюс один патрон.

Похоронен один из зачинателей массового снайперского движения среди красноармейцев в Санкт-Петербурге на Чесменском воинском кладбище. 6 февраля 1942 г. идеальному солдату Феодосию Смолячкову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. На его могиле установлен обелиск из черного мрамора. Улицы его имени помимо белорусской столицы есть в городе на Неве, защищая который, он погиб, а также в Гомеле и Быхове.

Архив публикаций



Полезные ссылки