BelarusianEnglishGermanRussian

Янина Лындова: – Нас зимой выгнали в беженцы, мама на коне нас везла в Голени. Но немцы отобрали лошадь, и мы остались без транспорта на лютом морозе.


Дата: 06.05.2022

Семья Лындовых перед войной переехала из Грудиновки в Хацковичи. Здесь построили дом, большой, просторный. Конечно, ведь подрастали семеро ребят, сын и шесть девчонок. Самой младшей была Янина. Мама работала в колхозе, а отец был садовником в Грудиновке. Когда началась война, и в Хацковичи пришли немцы, они поселились в доме Лындовых. В Кутне была комендатура, полицаи свирепствовали. Дядю Янины – Ефима Юрьева убили из-за подозрения, что он помогает партизанам. Второй дядя – Порфир Юрьев действительно был участником партизанского отряда под руководством Сергея Гришина.

Когда об этом стало известно немцам, его жену и пятерых ребятишек под конвоем отправили в Чаусы, собирались расстрелять. Мама Янины отправилась в город вызволять невестку и племянников. Два дня о ней не было никаких сведений. Старшая сестра хотела следом идти в Чаусы, но по дороге встретила всех, их чудом отпустили.

– Однажды ночью стало светло как днем. Оказалось, немцы и полицаи подожгли дом соседей. Мы с сестрой выскочили на улицу, обнялись и плачем от страха. К нам подходят двое с винтовками, мы стали проситься, чтобы не убивали, они и прошли к следующему дому. Натерпелись страха и горя. Наши вещи, которые мама старалась спрятать, полицаи отняли, одежды почти не осталось. Сестры-подростки прятались в погреб, но это не помогло.

Старшую сестру и ещё троих девушек-подростков собрались угнать в Германию, но под Могилевом конвой попал под бомбежку, две девчонки сбежали, моей Ане не удалось. Довезли их с подругой до Барановичей, там вторая девушка погибла, а Аня добиралась домой пешком, пряталась по лесам, пришла, а пальто в крови,– вспоминает со слезами Янина Петровна. – Нас зимой выгнали в беженцы, мама на коне нас везла в Голени. Но немцы отобрали лошадь, и мы остались без транспорта на лютом морозе.

Мама вернулась в деревню, упросила соседа помочь, но домой нас не пустили, только в Смолке разрешили жить у чужих людей. Когда началось освобождение, большое количество немцев отступало в сторону Смолки. Немецкий фельдфебель на полевой кухне ехал мимо нас. Я запомнила, как он приговаривал: «Нам капут!».

Сколько радости было у местных жителей, когда деревню освободили. Даже ребятишки бежали к красноармейцам, несли, что у кого было.
После войны взрослые много трудились, дети пошли в школу. Десять классов окончила и Янина Петровна, поступила в культпросветучилище. Но по специальности почти не работала, у нее 37 лет стажа работы в торговле. Вышла замуж, родила двух дочерей, есть внучки и правнук. Правда, родные живут далеко. Видеться им мешает эпидемическая и политическая обстановка.

– Как страшно, когда люди воюют, – отмечает Янина Петровна. – Политики делят территории, власть, а страдают простые граждане. Не хочу, чтобы мои внуки узнали то, что видела в войну я. Надо всем беречь мир.