BelarusianEnglishGermanRussian

В 36-ю годовщину аварии на ЧАЭС ликвидаторы катастрофы снова оказываются в центре внимания


Дата: 26.04.2022

С каждым годом мы отдаляемся от дня, когда случилась страшная авария на Чернобыльской АЭС. Молодое поколение знает об этом событии только из школьных учебников, материалов информационных часов. А ещё из кинофильмов, самыми популярными из которых для молодых людей стали картины «Запретная зона» и «Чернобыль: зона отчуждения». В 36-ю годовщину аварии на ЧАЭС ликвидаторы катастрофы снова оказываются в центре внимания. В нашем районе есть те, кто был свидетелем горьких событий той эпохи.

Эти люди получили статус «ликвидатор». В их числе был и Николай Карасев. Когда случилась катастрофа на ЧАЭС, он служил техником-механиком в танковой воинской части 01708, расположенной тогда в нашем городе.

29 апреля 1986 года сводный отряд из 15 военнослужащих и солдат срочной службы был откомандирован в Чернобыль. В армии, как известно, приказы не обсуждаются, поэтому, не задавая лишних вопросов, группа из Чаус быстро начала собираться в дорогу. Командиром роты хранения танков был Евгений Яцкевич.

В срочном порядке приступили к подготовке 15-ти самоходок в машинном парке. Привести в порядок технику за короткое время было непросто, так как она была послевоенного времени. Вскоре привезли специалистов по установке радиоуправляемой техники, оборудование установили на 10-ти машинах. Работали до позднего вечера, а 29 апреля в течение пяти минут быстро попрощались с семьями и направились в Чернобыль.

Группа из Чаус прибыла на железнодорожную станцию «Янов» вблизи города Припять в Украине. В радио­активной зоне все было строго. Военнослужащие проделали огромную работу по дезактивации дорог, техники, выходящей с территории АЭС, населенных пунктов. Дезактивация территории заключалась в смыве радиоактивной пыли с поверхности всех предметов. В то время стояла запредельная жара. Находились от реактора на расстоянии всего в 5-ти километрах. За время пребывания чаусской группы на этой территории не выпало ни капли дождя, даже тучи переплывали эти места, как будто чувствовали опасность. Из-за такой погоды пыль, как невидимый враг, витала в воздухе. Благо, ветров тоже не было, и яд в воздухе, как дремлющий паразит, ждал своего часа.

Пока чаусская группа ждала команды по разгрузке, их поразила в этой местности глухая тишина. Рядом располагался поселок, где цвели сады, были засеяны приусадебные участки. Остался скот, как неприкаянные ходили куры, лаяли собаки, а людей не было. Кругом как-то бездыханно и пусто… Только рабочие трудились на железной дороге, натянув на лицо респираторы.

Из других населенных пунктов те, кто еще не успел уехать, торопились покинуть территорию. Брали только самое необходимое и бежали куда глаза глядят…

– Враг присутствует, он беспощаден, только ты его не видишь, не ощущаешь. И порой даже слышишь от людей, что всё это выдумки. Конечно, они не хотели верить в пагубное действие радиации. Но их можно понять, они много лет обустраивали свои семейные уголки, налаживали быт, а тут пришлось остаться без всего: без хозяйства, без скотины, без жилья… И куда ехать – непонятно, – рассказывает Николай Карасев.

Группа ожидала приказа по разгрузке. Ждали, что будет дальше. Мимо железнодорожной станции по проезжей дороге двигалась боевая техника. Увидели в небе вертолет, который завис над реактором. Он сбрасывал парашюты с песком.

После разгрузки получили приказ расположиться в лесу. Первую ночь провели на броне. Правда, многим не спалось. Да и как тут уснуть, когда становишься очевидцем таких событий. На второй день роту приписали к воинской части, и военные приступили к подготовке техники к работе. При­ехал трейлер и забрал одну самоходку на доработку на киевский завод, чтобы навесить на танк отвал. После того как машина была готова, старшего прапорщика и водителя направили к реактору на испытание: убрать разлетевшиеся плиты.

По результатам эксперимента был сделан вывод, что это неэффективно. В это время уже подъезжала новая техника, а чаусских военных перебросили подальше от реактора. Чуть позже приказано было вывести группу через Чернобыль.

– Я испытывал какое-то непонятное чувство смятения: там, где когда-то бурлила жизнь, теперь в воздухе висела угрожающая тишина и до сих пор не верится, что там никто не живет, – продолжил рассказ ликвидатор.

По окончании командировки всех поблагодарили за службу, а впоследствии некоторых военнослужащих и солдат срочной службы наградили медалями «За отвагу». Сейчас Николай Васильевич – военный пенсионер, но продолжает трудиться. О произошедшей аварии вспоминает редко и неохотно.
Людмила САВЧЕНКО