BelarusianEnglishGermanRussian

[Житейская история] Верить и надеяться на лучшее даже в самых сложных ситуациях


Дата: 06.01.2022

Звонок жены был для Георгия не просто неожиданностью, он произвел эффект отматывания назад киноленты. Вот они стоят счастливые в загсе, вот свадебное путешествие, за ним – многочисленные походы обоих по врачам, поездки в специализированные клиники, курсы лечения, и, наконец – великолепная новость: они с Женей станут родителями! Столько планов, надежд, идей: как обустроить детскую, в какой садик отдать малыша, как назвать… Они этого ждали долгих десять лет. И тут…

– Жора, меня забрали в больницу на скорой, очень болит живот. Он отпросился с работы, помчался домой, собрал вещи жены. Руки дрожали, но он пытался сосредоточиться на том, что ей может понадобиться. Нашел любимую чашку Жени с котенком, не забыл зубную щетку, пасту, мыло, спортивный костюм, тапочки. Так не хотелось думать о плохом.

В больнице ему подсказали, как найти нужное здание, на каком этаже отделение. Георгий двигался механически, ему казалось, это всё происходит не с ними. В отделение его не пустили, Женины вещи забрали, сказали, врача нужно подождать у ординаторской. Немолодая приятная женщина с усталым лицом появилась довольно скоро, он назвал фамилию.

– У Вашей жены внематочная беременность, необходима операция.
– Это опасно?
– Если упустить время, может возникнуть угроза её жизни.
– Доктор, а после операции Женя сможет снова забеременеть?
– Всё индивидуально. Если не придется удалять маточную трубу, это вполне возможно. Но надо учитывать, что у пациенток, перенесших внематочную беременность, повышен риск её повторения, бесплодие также исключать нельзя. Будем надеяться на лучшее,– слабо улыбнулась врач, тронув Георгия за рукав, и поспешила в отделение.
Телефон Жени не отвечал. Потерянный Георгий задумался, как быть. Тут позвонил коллега, ему срочно нужны были документы, с которыми Георгий не успел разобраться до отъезда в больницу, и он поехал на работу. Там нашлось много неотложных дел, но всё время в голове крутилась мысль о жене и ребенке, которого уже не будет.
Когда позвонила Женя, Георгий вскочил и стремительно вышел с телефоном в коридор. Коллеги заметили, что он сам не свой, и переглянулись.

– Сказали, маленького не будет, – глотая слезы, говорила Женя.– Нужна операция, а я боюсь, что будет всё плохо. Я так хотела быть мамой…
– Ты будешь, только держись, любимая, прошу, – Георгий старался придать голосу уверенность: жена должна чувствовать его поддержку. – Врач очень опытный и знающий специалист, я узнавал, всё будет хорошо.

Он ещё немного поговорил с Женей, пока её не забрали на очередные анализы.
Вернувшись в кабинет, Георгий застал коллег за сборами домой. Ему спешить было некуда, тревога терзала душу, а возвращаться в квартиру, где нет Жени, не хотелось. Так и сидел один в пустом кабинете. Вдруг, скрипнула дверь. Уборщица тетя Клава пришла наводить порядок в помещении, увидела лицо Георгия и спросила: «Случилось что-то, детка?». То ли от ласкового слова и искренней заинтересованности, то ли от накопившегося напряжения, молодой человек рассказал всё, что с ними случилось, по сути, постороннему человеку. Тетя Клава слушала внимательно, не перебивая. Когда Георгий замолчал, вздохнула и сказала: «Всё в воле Божьей, будут у вас ещё детки. Ты только веры не теряй и проси Господа за жену».

– Что можно сделать? Сидеть, сложа руки, не могу, а в больницу не пускают.
– А ты в храм сходи, свечечку за неё поставь, записочку о здравии болящей Евгении подай. Я вот слыхала, когда сильно болеет человек, надо сороко­уст в трёх храмах заказать, чтобы там молились за него, и ты сам ещё за жену проси.
– Я не умею, мы в церковь только по большим праздникам ходили: на Крещение воды набрать, на Пасху куличи освятить.
– А ты своими словами. Иди, детка, думаю, не закрыто ещё.

Георгий поблагодарил за совет и на машине отправился в храмы. Церквей в городе было несколько. Он побывал в Борисо-Глебской старинной церкви, где с Женей бывал на Пасху. Взволнованного молодого человека в свечной лавке встретили приветливо, записали имя «Евгения» в особую книгу, посоветовали самому поставить свечи к нескольким иконам. Он молился, просил, чтобы обошлось без операции, чтобы они всё же стали родителями. Затем поехал в Свято-Никольский храм, ещё от своей бабушки он слышал рассказы о святом Угоднике Божьем, помолился ему, заказал сорокоуст. Вечер уже был поздний, Георгий подумал, что храмы могут закрыться.

Решил ехать в монастырь, он находится недалеко от города. Ворота были открыты, перекрестившись, он прошел, вокруг никого не было. Тихо, спокойно, Георгий не мог еще подобрать слова, чтобы понять состояние своей души, когда услышал звук входящего звонка. Женя!

– Жора, не волнуйся. Операция не понадобилась, открылось кровотечение и всё вышло само, врачи удивлены. Меня только что из процедурного кабинета в палату привезли, сказали, все будет хорошо. Будет ведь?
– Конечно, будет!
– А ты дома?
– Нет, я от дома довольно далеко.
Он рассказал Жене о совете тети Клавы, своих поездках, о том, что сейчас в монастыре. Она помолчала и попросила ещё благодарственный молебен заказать и передать спасибо доброй женщине.
Через полтора года в Борисо­-Глебскую церковь на первое причастие они принесли своего сына Коленьку.