Главная > Общество > События и факты > С началом Великой Отечественной войны 1941-45 гг. мужчин в Голочевке Чаусского района мобилизовали на фронт

С началом Великой Отечественной войны 1941-45 гг. мужчин в Голочевке Чаусского района мобилизовали на фронт

15-летний Иван Манышев вместе с мамой и сестрами тоже проводил на войну своего отца, Егора Федоровича.

Надо сказать, что провожать отца в тревожную неизвестность им было не впервой. В 1933 году его, председателя колхоза «Победитель», осудили по ложному обвинению  Военным трибуналом  «за экономический подрыв советского государства» и отправили в числе таких же «врагов народа» на строительство Беломорканала. Семья осталась в деревне в статусе семьи «врага народа», а ее глава в тяжелейших условиях 4 года строил Беломорский канал, а потом еще 1 год провел в лагерях в Московской области. За отсутствием состава преступления дело, в конце концов, было прекращено, и в 1938-м он вернулся домой. И вот через 3 года  хозяин вновь покинул свой дом, но в этот раз, чтобы защищать его и Родину от захватчиков. Никто тогда не думал, что война затянется, подрастут 15-летние пацаны и придут на помощь и на смену своим отцам, чтобы добивать фашистов.

Когда осенью 1943 года была освобождена восточная часть Чаусского района и линия фронта встала на реке Проня, в лесу недалеко от деревни Лутище Осиновского сельсовета дислоцировался полевой военкомат. Туда доставили шестерых парней-новобранцев из Голочевки, в их числе и Ивана Манышева.

Вначале отправили всех новобранцев в Рославль. Там, отобрав ребят с образованием 7-8 классов (в эту категорию попал и Иван), направили в полковую школу. В августе 1944-го в звании сержанта Иван Манышев принял свой первый бой в составе 544-го стрелкового полка на территории Литвы. В одном полку с ним воевал его двоюродный брат Михаил Манышев и еще один парень – земляк Александр Жуков. Редкие встречи с ними поддерживали морально.

Пехота, матушка-пехота… Помногу часов и суток доводилось сидеть в окопах, траншеях, ожидая команды «В атаку!». Или удерживать наступления врага. Минуты ожидания на войне – самые напряженные. Было очень страшно выскакивать из окопа под пули… Ну а потом уж о страхе забывали – повезет остаться живым – ну и хорошо… Много было вырыто окопов, но самое неприятное  копать братские могилы для погибших товарищей, прощаться с ними.

Когда войска Красной Армии подошли к границе с Восточной Пруссией, комсорг батальона раздобыл где-то лист фанеры, разделил его на куски и написал красной краской: «Вот она, проклятая Германия! Мы пришли!» – и на шестах расставил в  нескольких местах.

Бои за Восточную Пруссию Ивану Егоровичу запомнились тяжелыми потерями. Враг сопротивлялся отчаянно. Освобожденные города потом назвали в честь военачальников Красной Армии – Черняховск, Нефедовск… И именно здесь их 544-й полк сдерживал контратаки немцев на 20-километровом участке почти 3 месяца в осенний дождь и зимнюю вьюгу.

А в конце января 1945 года пошли в наступление. Первая атака была безуспешной. Но подоспели наши «катюши», дали по 3 залпа, подавили вражеские огневые точки – и наступление пошло вперед. В этом бою Иван потерял своего друга-земляка Александра Жукова, погибшего прямо на глазах. Начальник штаба отдал приказ командиру роты организовать «зачистку» от фашистов городских домов. Во время этой операции Александр и погиб.

Не стало в 1945-м году и двоюродного брата Ивана – Михаила. Не удалось из-за ранения дойти до Берлина и самому Манышеву. Последний бой он помнит в подробностях и спустя десятки лет. Их полк вел наступление на поселок Шустакене, через который дорога шла на Кенигсберг. Немцы упорно удерживали позиции. До наступления стрелковая рота, в которой воевал И.Манышев, насчитывала 110 человек. А когда Иван получил тяжелое ранение в ногу, бойцов оставалось в строю чуть больше десятка. Иван потерял много крови, пока его подобрали санитары и доставили в медсанбат.

Наркоз действовал слабо, и Иван, лежа на операционном столе, слышал слова хирурга о необходимости ампутировать ногу, мол, сильно раздроблена кость. Что было потом – не помнит. Но когда его перевозили в госпиталь во Владимирскую область, спросил у санитара: «Моя нога цела?..» Тот ответил, что цела. То-то было радости… В госпитале Ивана Манышева разместили вместе с еще двумя ранеными – втроем на двух кроватях. Рядом с белорусом лежали и украинец, и русский.

Раздробленная кость на ноге заживала плохо, меняли гипс, лечение длилось не один месяц… Только в июле 1945-го Иван Манышев вернулся в родную Голочевку, где ожидали его мать и сестры. Вернулся с войны и отец. Начали обустраивать мирную жизнь.

Но Ивану Егоровичу война еще долго напоминала о себе. Даже через десятки лет из раненой ноги выходили кусочки раздробленной кости. У войны «длинные» руки.

Г.ДУХОВСКАЯ.

НА СНИМКЕ: И.Манышев.

 

Реклама

Президент Беларуси: Развитие отечественного тракторостроения затрагивает интересы всего государства

Об этом Президент Беларуси Александр Лукашенко заявил 25 июля, заслушивая доклад правительства о перспективах развития отечественного тракторостроения, передает БелТА. "Нам

Архив публикаций



Полезные ссылки